Меню сайта

Главная » Статьи » Мои статьи

Часть 3 Кальман, "Принцесса цирка" и две ее советские экранизации Т/ф 1982 год
Часть 3. http://community.livejournal.com/ru_operetta/98262.html)

Часть 3. «Принцесса цирка», 1982 год

В 1981 году режиссер Светлана Дружинина, которой остается еще несколько лет до прославивших ее «Гардемаринов», берется за экранизацию «Принцессы цирка». Для создания сценария она возвращается к изначальному либретто и – к пьесе Г. Ярона. На этот раз из пьесы, в противоположность Хмельницкому, берутся не шутки для комической пары, а целые куски лирических сцен. Отдельные стихотворные тексты Ольги Фадеевой были оставлены, но большая часть принадлежит Юлию Айхенвальду.
В целом, кроме оперетты Кальмана, общего между этими двумя кинофильмами было разве только упорство и категоричность, с которым режиссеры отстаивали свою трактовку сюжета и актерский состав по своему выбору.
Предпочтения и неудовольствия чиновников от культуры порой слабо предсказуемы и не поддаются логическому анализу. Так, например, Дружининой пришлось повоевать с худсоветом за Елену Шанину, артистку Ленкома, которую она присмотрела на роль Мабель. Несмотря на то, что Шанина уже с успехом снялась в таких картинах как «Аты-баты, шли солдаты» и «Двенадцать стульев», несмотря на то, что приглашали ее на этот раз в откровенно «легкий» и развлекательный фильм, чиновникам не понравилась слишком легковесная и «слишком западная» внешность актрисы. Спустя шестнадцать лет эта неугодная актриса получит звание народной артистки России.
По иронии судьбы, актерский состав новой экранизации опять оказался «звездным» - сплошь народные и заслуженные артисты, за исключением – вновь! – только одного из главных лирических героев. На этот раз им оказался сам Мистер Икс.
Дружинина долго выбирала главного героя. К счастью, в фильм, не суливший явных лавров, влиятельные лица не пытались наперебой протолкнуть свои кандидатуры (как это происходило с такими лентами как, например, «Три мушкетера» или «Мастер и Маргарита»). Одним из возможных Мистеров Икс по замыслу режиссера был Марис Лиепа, из которого получился бы превосходный и убедительный цирковой гимнаст. К тому времени он уже успешно снялся в фильмах «В одном микрорайоне», «Четвертый», «Могила льва» и своем звездном фильм-балете «Спартак». Недостаток был, пожалуй, только один – Лиепе уже было к тому времени сорок пять лет.
Но в Большом театре, куда Дружинина пошла специально посмотреть Лиепу, в антракте она обратила внимание на очень высокого и очень красивого молодого человека. Он оказался студентом МГИМО, гражданином Чехословакии, наполовину чехом, наполовину русским по крови. Игорь Кеблушек никогда даже не думал о карьере актера, он целеустремленно учился на дипломата. Но Дружининой удалось уговорить его. Решающим стало мнение отца юноши, тоже дипломата, который выразил его блестящим афоризмом: «Не всякий актер может быть дипломатом, но всякий дипломат должен быть актером».
Кеблушека режиссеру пришлось тоже отстаивать – выдумать, что он гражданин СССР, из Прибалтики. Что и смешно, и показательно – никто не стал этого проверять документально. И Кеблушек, не имевший никакого актерского опыта, прекрасно справился с той задачей, которую поставила перед ним режиссер, покорив множество советских девушек своим обаянием. А также – своей загадочностью: этот фильм стал его единственным, и Игорь, как настоящий Мистер Икс, едва промелькнув на экранах в главной романтической роли, исчез с них навсегда. Больше он не снимался.
Дружинина, как и Хмельницкий, в полной мере воспользовалась преимуществом экранизации: «закадровые» певцы на этот раз были приглашены не только для исполнителей главных ролей, но и для каскадной пары. Кроме того, за Мистера Икс другому актеру пришлось озвучивать и прозаические диалоги – Игорь говорил по-русски с акцентом. Драматическая озвучка удалась хорошо, а вот с вокальной частью вышло досадное недоразумение. Даже самому неискушенному зрителю трудно не заметить, как дисгармонируют между собой зрелый, густой баритон Владимира Мальченко, певца Большого театра, и юношеский тенор, соответствующий реальному возрасту героя, которым произносятся диалоги.
В свою очередь, вокальную партию В. Мальченко провел добротно, «по-оперному». В плане же какой-то новой интересной трактовки образа Мистера Икс, какой-либо необычной красоты и выразительности пения, исполнение ничего особенного не представляет, – певцу далеко в этом отношении до Георга Отса или Рудольфа Шока, равно как и до Герарда Васильева, Митрофана Днепрова или Петера Андерса, каждый из которых в свое время был прославленным Мистером Икс.
Теодору спела артистка Большого театра Любовь Ковалева. Ее резковатое, особенно на верхних нотах, сопрано тоже звучало «добротно», но тягаться с выразительным и нежным голосом Тамары Богдановой не могло.
Тони и Мабель озвучили актер, певец и композитор Олег Анофриев, голосом которого пело множество персонажей мультфильмов, и мало кому тогда еще известная молодая певица Лариса Долина. Их звучные, несколько «шансонные» голоса оживили каскадную пару, вернув ей изначальную опереточную «декоративность».
Сравнивая экранизации, прежде всего можно заметить, что новая получилась более «опереточной», чем старая. При этом налицо все преимущества, которые дают прошедшие с тех пор двадцать четыре года развития кинотехнологий. Яркость и пестрота цветного кино, более сложная работа оператора, отчетливая «праздничность» - правда, праздничность по духу не совсем цирковая, а скорее соответствующая атмосфере мюзикла, музыкального театра. Восстановленная в двухсерийном фильме почти полностью партитура Кальмана, вернувшиеся на свои места многочисленные танцы.
Более «опереточным» получился фильм и в смысле условности. Если Хмельницкий тщательно продумывал весь антураж и атмосферу настоящего цирка начала ХХ века, то в новой экранизации, более близкой к жанру оперетты, это оказалось ненужным. Очень красивый, очень чистенький цирк (ну, у какого зрителя, глядящего на эти декорации, всплывет в памяти запах конюшни и манежа?). Донельзя благоустроенное фойе с буфетом (предназначенное, заметим, не только для «чистой» публики – прямо туда без всякого ограничения выскакивают и отработавшие артисты с манежа). Шикарная, обставленная множеством безделушек, похожая скорее на дамский будуар, артистическая уборная Мистера Икс…
Красивая условность декораций создает подходящий фон для красивой условности отношений. Вроде бы все эпизоды на своих местах – и ссора с офицерами, и отказ графини в поцелуе руки, и негодующие страдания героя («мы для них не люди»), и разоблачающий финал второго акта. Но все это кажется игрой. Нет вовсе никакого социального барьера между Мари и Тони, нет конфликта с мамой, не желающей принимать в семью циркачку. Не жмутся в страхе друг к другу цирковые артисты, приглашенные во дворец к князю – ни малейшего намека на то, что они здесь чужие, что они чувствуют пропасть между собой и «высокоблагородным» светом, который их пригласили развлекать. Никто не смеется над Мистером Икс, чистая публика не отворачивается от него в цирке, в ресторане после скандала. И вот итог – в Мистере Икс есть юношеское благородство, есть страдание погибшей любви (в финале второго акта особенно виден актерский дар Кеблушека). Но нет драмы артиста, не видно зрелого, много пережившего человека, не видно тех лет «голода, нужды и испытаний», о которых лишь говорится. Да полно – мог ли этот двадцатитрехлетний юноша пережить их, мог ли он успеть после краха военной карьеры с нуля подготовить сложнейший акробатический номер и даже завоевать признание как цирковая знаменитость?
Наталья Белохвостикова в одном из интервью признавалась, что роль Принцессы Цирка - одна из самых любимых ее ролей. «Я смотрела «Мистера Икс» с Георгом Отсом, когда мне было всего 8 лет. Музыка Кальмана, глаза и голос Отса меня просто заворожили! Когда же представилась возможность сниматься в «Принцессе цирка», я была готова прыгать хоть из-под его купола». В трактовке образа графини Белохвостикова и Дружинина во многом вернулись к кокетливой и несколько эгоистичной куколке, каковые черты в изобилии присутствовали в ранних постановках оперетты.

Сюжет первоначального либретто был во многом восстановлен, но с новыми поправками, которые блестяще дополнили список «условностей» мировых опереточных пьес. Так, если гусар-адъютант у великого князя Романова вполне естественен, то гусар на побегушках у обычного штатского, пусть даже очень знатного и богатого дворянина выглядит странно. Так же, как не совсем понятна в целом связь гусар с князем. Поскольку из сюжета убран царь, подложное письмо было написано опять-таки от имени мужа героини. Оно называется «дополнением к основному завещанию», при этом становится непонятным, где же это дополнение находилось целый год. И если даже идея выдать героиню замуж в начале ХХ века по выбору царя была явной натяжкой, то уж по желанию покойного мужа – не подчинялось никакой логике. В этом отношении сценаристы фильма переплюнули даже Грюнвальда и Браммера. Не говоря уж о таких мелочах, как отсутствие какого-либо объяснения, почему героиню Шаниной называют то Мари, то Мабель или зачем понадобилось менять ударение в фамилии главных героев. Откуда берется «Слушая скрипку, дамы в ложах вздохнут», «Звени любовь, как звуки скрипки моей», если в номере Мистера Икс в этом фильме нет никакой скрипки (напомним, что в оригинале в этом и состояла соль его выступления).

Тем не менее, фильм получился яркий, праздничный, и, несмотря на то, что был в свое время строго осужден критикой за «легковесность», находил и продолжает находить своих поклонников, особенно среди молодежи.


Источник: http://community.livejournal.com/ru_operetta/98262.html)
Категория: Мои статьи | Добавил: admin (14.11.2011)
Просмотров: 1857 | Рейтинг: 0.0/0
 







Igor Keblušek - česky
Filmová databáze online FDb.cz


Igor Keblusek - English


Iгор Кеблушек - беларускі 


Обсуждение Кино-Театр.ru 


Обсуждение Woman.ru