Меню сайта

Уговорить Игоря на встречу нам удалось c большим трудом, он живет очень закрыто, и популярность его никогда не прельщала. Главным аргументом в нашу пользу послужила идея создания книги. Мы рады, что наш юбилейный Артбук «Принцесса цирка: Золотые Страницы Оперетты» через 35 лет снова объединил всех участников фильма.

На момент встречи с Игорем Кеблушеком мы располагали скудной информацией из нескольких интервью разных лет. Начало нашей истории хорошо известно. Судьбоносная встреча с С.С. Дружининой произошла в Большом Театре на балете «Спартак». После этого 23-летний уроженец Чехословакии, студент МГИМО, будущий дипломат втайне от всех решил испытать себя в неожиданной роли — сняться в кинофильме «Принцесса цирка». Но мы не хотели повторяться и намеревались узнать у Игоря немного больше о периоде его жизни в Москве, о его отношении к своей роли в кино и о нем самом.

Нам повезло — наше сухое интервью переросло в многочасовую беседу, временами путанную, с массой тем и неожиданных отступлений, в очень живую и искреннюю. Наверное, Прага располагает.

Игорь поделился с нами воспоминаниями о людях, с которыми его свела судьба на съемочной площадке, о том, чем наполнена его жизнь сегодня, о детях и семье, о планах на будущее. Мы очень благодарны ему за откровенность и терпение. Надеемся, этот экскурс в прошлое был приятен и для него.

***

Игорь, как вам удавалось готовиться к съемкам в общежитии? Ведь приходилось учить сценарии, распевать в полный голос арии, наверное, пробовать сыграть что-то перед зеркалом?

Я не готовился к съемкам в общежитии. Я жил в студенческом общежитии в Черемушках в рабочем районе, это было огромное кирпичное здание старой постройки с бесконечными коридорами и комнатами по 10 кв.м. на четверых. Что-либо утаить в таком месте было невозможно. Но я держал все в тайне. У меня до сих пор хранится тот толстенный сценарий «Принцессы цирка» (Игорь показывает его толщину на пальцах, около 3 см), который я получил от Светланы Сергеевны. Но я не мог его никому показать. Знал только один мой лучший друг. Потому я учил тексты в машине, которая за мной приезжала. Бывало, забирали меня в 22 часа и возвращали в 2-3 ночи. На студии я сразу садился к гримеру, и пока она меня готовила, я читал нужную сцену два-три раза.

Но арии надо было выучить?!

Надо было. Учил я их в машине, по дороге на киностудию. У меня хорошая память.

А как же приходилось срабатываться в кадре с другими актерами? Нужно было знать сценарий и текст...

Это всё Светлана Сергеевна. Я, конечно, ничего не смыслил в основах актерского ремесла. Я прежде никогда не играл. Что и как делать в кадре — ей приходилось мне на первых порах объяснять. И все как могли помогали.

Эта история удивительна сама по себе

Для Светланы Сергеевны это был очень большой риск. Эту историю вы знаете — меня выдали за прибалтийского актера. Каждый съемочный день, после гримирования, она приглашала меня к себе в режиссерскую и объясняла, чего ждет от меня в очередной сцене. И мы не работали дословно по сценарию. Если бы я ждал нужную реплику — я мог бы ее не дождаться, и мы бы вообще ничего не сняли.

Но общую историю от начала до конца вы знали?

Да, «Принцесса цирка» Имре Кальмана у нас в Чехословакии очень известная вещь, я конечно знал эту оперетту. Но весь этот сценарий я прочитать просто не успел. Мы снимали с конца. Меня одевали в определенный костюм — гусара, циркача, принца — и объясняли сцену. И мы работали. Светлана Сергеевна давала нам свободу.

А как вам было в совершенно другом мире, среди творческих людей?

Вообще, было ощущение, что я попал в дружную семью. Анатолий Мукасей и Светлана Сергеевна относились ко мне как к родному. Повторюсь: для нее это была огромная ответственность и риск — взять меня без опыта и подготовки. Но они сделали всё, чтобы у меня получилось.

А как работалось в сценах с ариями? Все время звучала фонограмма?

И легко, и сложно. Легко потому, что я все же, наверное, музыкальный человек, я чувствовал эти арии Кальмана, что он хотел сказать. Сложно, потому что это всегда крупный план. И павильон полон людей. И мне надо передать область очень личных чувств. Мне было неловко и некомфортно. И я всегда просил сделать музыку громче, чтобы не слышать своего голоса. Надо попадать в такт, соблюдать правильную оперную аллитерацию с голосом певца Владимира Мальченко и еще и играть. И я прекрасно осознаю, в каких сценах это удалось меньше. Мне было трудно, и Светлана Сергеевна знает об этом. Ближе к завершению съемок я сам понимал, что испортил сцену и просил переснять. Иногда мне хотелось сделать это по-другому.

А каков Анатолий Михайлович Мукасей в работе? Требовательный? Строгий? Ругал за испорченные дубли?

Толик - он очень добрый. Мягкий и спокойный. И никогда никого не ругал. Он все хорошо мне объяснял. Вначале мне подсказывали — там свет, туда идти, сюда смотреть. И моя задача, кроме прочих, была не выходить из кадра и правильно стоять к свету. Николай Трофимов очень помогал, все время разворачивал меня, иногда переставлял в сцене, поправлял руку или позу, чтобы было лучше. Сам ведь вот такой (Игорь смеется и показывает рукой на подмышку). На съемки он приезжал из Ленинграда, тогда старались отснять как можно больше. С ним было очень интересно. Хотя он, конечно, был актером первого эшелона.

А как вообще работалось со звездами первой величины?

Интересно, конечно. Но мы тоже хорошо подружились с Юрой Морозом и Еленой Шаниной, нам было весело. Правда пообщаться удавалось мало.

Почему, из-за поздних съемок?

Не только. Думаю, это было частью режиссерского замысла, но большую часть времени я находился в своей гримерке. Мы не должны были сильно сдружиться с актерами, потому что по сюжету Мистер Икс им чужак и таким и должен был и оставаться. Мне было бы труднее сыграть неприязнь и одиночество. Светлана Сергеевна, наверное, это учитывала. Хотя, как я сказал, противостоять этой заразительной дружеской атмосфере было трудно.

Атмосфера у фильма, конечно, праздничная. Гусарская сцена получилась очень живой, нет сомнений, что все веселились от души. Никакой сценарий не передаст такой неподдельный кураж...

Нет-нет, какой там сценарий. Сцена могла начаться так, а закончиться в итоге совсем по-другому. В гусарской пирушке, конечно, солировал Николай Трофимов. И мне также было очень приятно работать с Владимиром Балоном. В запасе у него всегда была масса актерских баек о съемках, не так давно вышли «Д'Артаньян и три мушкетера» с его ролью. Он был очень открытый и веселый человек. И, конечно, эти гусарские сцены всех нас очень сблизили. После съемок случались и стихийные застолья в мужском составе, где все мы держались очень просто, и разговоры велись на языке, далеком от литературного, без дам. Вы понимаете (смеется).

Да, Игорь, представляю! Кстати, все-таки забавно наблюдать, как лица участников гусарского застолья одновременно пунцовеют и глаза затуманиваются по мере продвижения к концу сцены. Вопрос о содержимом бокалов остается открытым 35 лет. Сдается, там был все же не чай и лимонад...

Теперь уже можно открыть - бутылочку тихо пронесли и разлили. Светлана Сергеевна, конечно, не знала. Там были такие люди в кадре!

Да, это объяснимо… Пролейте свет, откуда взялось это неожиданное место «Кингчеу», где-то там, на краю географии, предполагаемое место знакомства Князя с Принцем Клари? Мы все ищем его на карте и не находим ни одной точно подходящей версии.(Скорее всего, это «Кинчела (Kinchela)» - местечко в Австралии, "там, где кончается география, и начинается море, море, море" (примечание администратора сайта))"

Знаете, я сейчас уже даже не вспомню, откуда оно взялось, кто его принес.

Жаль, но вопрос не праздный. Дело в том, что в сцене с гусарским застольем в экранной версии сбереглось единственное место, в котором остался ваш собственный голос. Это и есть эта неведомая «Кингчеу». Видимо, из-за того, что сцена настолько удалась — ни убавить, ни прибавить — эти несколько минут не стали переозвучивать голосом Станислава Захарова.

Не обращал внимания, очень интересно. Меня, действительно, озвучивал Станислав Захаров, я был уверен, что полностью. А арии исполнял замечательный певец Владимир Мальченко.

В фильме много сюрпризов. Скажите, в сцене скачек мы видим вас в гонках на ипподроме. Откуда такие навыки верховой езды?

Не было никаких навыков. Меня предупредили об этих сценах, и Светлана Сергеевна организовала для всех тренировки. Целый месяц я должен был ходить туда несколько раз в неделю и учиться. Но я не мог. У меня совсем не было времени. Я сходил на одно занятие. Мне объяснили, что надо делать, чего нельзя делать, как я должен сидеть на лошади и в общем все. Когда были съемки в панорамных планах, мы эти скачки записали за один раз, и это получилось. Но профессиональные наездники, конечно, найдут ошибки в моей посадке на лошади. Потом, уже спустя годы, мне было интересно научиться делать это правильно. Я взял уроки верховой езды, и теперь я управляюсь с лошадью более умело. А в сцене на ступеньках Светлана Сергеевна уже не решилась пускать меня, это был риск, лошадь могла поскользнуться.

Вы были готовы и на это — подняться по ступенькам в ложу на лошади? Невероятно.

Да. Это было нужно, и я был готов. Но эту сцену сняли со спины и сделал ее каскадер.

А как вы после съемок возвращались домой? Грим и прочее надо было смыть и снять парик?

Парика не было, волосы мне поднимали феном. Делали длиннее брови. Седину накладывали. Сейчас уже есть своя (смеется)... Но тут уже не было времени, все происходило в спешке, была ночь. Мне снимали седину, насколько можно приводили в порядок волосы и лицо, потом надо было незаметно пройти в общежитие, там заскочить в душ, смыть краску с ресниц и лак с волос и тихо вернуться в комнату.

А что говорили вахтеры, замечая вас в таком виде?

Лучше не спрашивайте...

Хорошо, не буду. Игорь, возвращаясь к сюжету, в центре истории все же любовная линия. Вам на момент съемок 23 года, и Вы с головой погружены в учебу. Возраст таков, что не всякий молодой человек еще прошел через какие-то личные переживания. А чтобы сыграть любовь — надо ее испытать.

Если вы про романы, то девушка у меня тогда была. Мы встречались три года, в Москве. Звали ее М., и мое решение сыграть в фильме вызвало ее решительное неодобрение. Она не хотела, чтобы я снимался в кино.

Почему так?

Скорее всего, опасалась красивых актрис, которые могли меня увлечь (смеется). На пробах со мной в паре работала хорошенькая актриса, очень известная в Союзе. После проб был большой перерыв, месяц-полтора, настолько большой, что я и забыл о съемках, решил, что не прошел. Но друзьям рассказал, чтобы завидовали (смеется).

И чем дело закончилось?

Вы видели, чем закончилось. В итоге с М. мы расстались, я сдал экзамены, получил диплом и уехал домой в Чехословакию.

Она так и не стала вашей женой?

Нет. Сердце я ей, конечно, разбил. Но я нашел ее - через тринадцать лет. Все уладилось.

Как запомнилась первая встреча с Наталией Белохвостиковой?

Я, конечно, не ожидал... Тогда вышел фильм «Тегеран-43», из каждой радиоточки звучала «Une vie d'amour» (Вечная любовь) Шарля Азнавура. Захожу в гримерку и вижу ее. Я был удивлен.

Вы нашли общий язык?

Наташа оказалась удивительной женщиной, очень ответственной и собранной. Светлана Сергеевна хотела, чтобы мы проводили вместе больше времени, научились доверять друг другу. И помощь Наташи была очень кстати. Потом мы уже подружились.

Много репетировали в паре?

Нет, мы никогда не репетировали. Я обычно прибегал на последней минуте, пока нас готовили гримеры, Наташа спрашивала: «Игорь, ты подготовил такую-то сцену?» Я иногда ее разыгрывал, отвечал: «А мне сказали готовить другую сцену...» Она мило пугалась (смеется). Наталия Николаевна замечательная, мне очень понравилось с ней работать. Это была честь для меня.

После съемок встречались?

Нет. Это очень странно, но за 35 лет мы больше ни разу не виделись. Никогда. Очень жаль.

А с другими актерами жизнь еще сводила?

Да, спустя годы я бывал в Москве, не часто, но бывал. У меня здесь живут родственники по линии мамы. Когда-то я встретился с Владимиром Балоном. Он тогда уже болел, но был все таким же балагуром и плейбоем, у него было множество историй со съемок, он играл с самыми красивыми женщинами вашего кинематографа. Опять же, мастер спорта по фехтованию, каскадер. С ним было очень весело. Очень жаль, что его с нами нет.

А помните Владимира Басова?

Очень хорошо помню. Его все очень любили. Он запомнился мне мягким, вежливым, деликатным и очень простым человеком. Как-то в свободное время с моими институтскими друзьями мы пошли в «Метелицу», очень известное артистическое кафе на Новом Арбате. И там я встретил Владимира Басова. Мне было очень приятно, что он позвал меня, поприветствовал, познакомил с другими актерами. В нем не было никакой звездности. Он был нормальным человеком. Тогда я уже знал, что он прошел фронт, имел боевые награды. Кстати, Вы знаете, что в нашей съемочной группе был человек, переживший репрессии и ГУЛаг?

Здорово, что Вы это помните, это Юрий Айхенвальд, поэт-словесник, автор перевода «Принцессы цирка» с немецкого. Его судьба поражает, не представляю, как Светлане Сергеевне удалось пригласить его в фильм.

Светлана Сергеевна много рассказывала о нем. Сейчас уже плохо помню. Но тогда это помогло понять его стихи.

Мы знаем, что вы с Юрием Морозом очень дружны.

Знаете, мы как-то сразу сдружились с Юрой Морозом. Юру я очень люблю, он спокойный и рассудительный человек, порядочный и очень добрый. Я любил его жену Марину, жаль, что ее больше нет.

Вы уехали из Союза, а потом как-то снова встретились?

Нет, мы никогда друг друга не теряли. Они приезжали ко мне в Прагу. Дашка еще была маленькая, такая кроха на руках. Мы всегда очень хорошо общались. Я знаю его супругу Викторию Исакову, она очень успешная актриса.

Да, у нее отличные роли. И вообще, сериалы и фильмы режиссера Юрия Мороза — это что-то особое для нашего кино, высшее качество.

Знаете, Елена, бывают такие важные вещи… Уже в конце, после съемок, когда нам устроили презентацию фильма, и было дружеское застолье, Юра в какой-то момент встал и произнес речь. Он сказал, что Игорь не знал, но я ведь тоже пробовался на роль Мистера Икс. И я не прошел, роль досталась ему. И я очень рад, что Мистера Икс сыграл именно Игорь. Так он сказал при всех.

Хорошие слова...

Понимаете, Елена, я до сих пор убежден, что эта роль была Юре нужна, а мне нет. Она моментально сделала бы его известным, на весь Союз. А для меня это было всего лишь приключением. И я до сих пор благодарен Юре за эти слова.

Возвращаясь к немецкому либретто, вы наверняка знаете, что оригинальные тексты Браммера и Грюнвальда полны развесистой клюквы и носят достаточно фривольный характер, в самом, так сказать, «немецком» смысле. Некоторые партии персонажей заставляют не просто недоумевать, но даже краснеть...

А я произвожу впечатление человека, способного краснеть? (смеется)

Как дипломат — скорее, нет... Как человек — определенно, да... Наверное не ошибусь, если скажу, что самой мощной по энергетике сценой была и остается финальная, с разоблачением Мистера Икс. Вы поете, крупные планы, на лице сменяются любовь, боль, вина, обида, гнев... Ставшая уже фирменной пластика — рука как маска на лице... рука, снимающая маску. Как это было сделано? Это часть задуманной хореографии?

Вы про это? (Игорь повторяет жест, срывающий маску с лица).

Да.

Нет, не хореография. В такие моменты Светлана Сергеевна могла направить, «подкинуть» какой-то жест. Обычно она говорила: «Игорь, подумай, как бы ты это чувствовал, как бы ты это показал. Попробуй». И вот я просто так сделал, и это попало в фильм.

Это было очень красиво. И весьма артистично.

Спасибо (смеется).

Не знаю как, но Светлане Сергеевне удалось тогда в Большом театре разглядеть ваш огромный актерский потенциал и талант.

Нет, нет, никакого таланта, Елена. Снова нет. Я смотрел фильм лишь несколько раз, но смотрел внимательно. И я, скорее, недоволен своей работой. (На лице Игоря в этот момент искреннее выражение печали). Я не мог лучше подготовиться, у меня не было времени. Но я знаю все свои ошибки. Светлане Сергеевне удалось все это сгладить и прикрыть. Толик сделал акценты на других вещах, отвлек внимание, они мастера своего дела, я им благодарен, но я недоволен своей работой.

В вас говорит перфекционист.

Возможно. Но я снова и снова повторяю, я не актер и никогда им быть не хотел. Съемки остались для меня интересным опытом. И мне ни на минуту не захотелось снова вернуться в кино. В этом мире очень интересно, мне встретились замечательные люди, с которыми я до сих пор дружу, но моя настоящая жизнь была не в этом. Я много учился и точно знал, чего хотел. Я хотел быть дипломатом. И я им стал.

Были какие-то политические фигуры, которые занимали тогда ваше воображение, на которых хотелось равняться?

Нет, не могу сказать. Меня, скорее, интересовали исторические личности - от Александра Македонского и так далее. История меня увлекает. Ну и пример отца, конечно.

Игорь, а во время съемок вы видели отснятый материал?

Нет, ни разу (смеется). Это какая-то киношная традиция — никогда не показывать рабочие кадры, Светлана Сергеевна говорила — плохая примета.

А когда увидели фильм? Вы помните премьеру?

Фильм я увидел со всеми вместе, на презентации в Доме кино. Но первой фильм увидела моя мама. Отец тогда работал в Австрии, мама уже болела... она умерла очень рано, в 52 года. Фильм не был еще готов. Светлана Сергеевна пригласила ее лично и устроила для нее индивидуальный показ, я ей очень благодарен за это.

Что сказала ваша мама? Ей понравилось?

Что могла сказать мама?! Конечно, она была счастлива. Отец увидел фильм уже позже, на видеокассете.

Фильм увидел весь СССР, в Вас влюбились миллионы. Вы это почувствовали?

Нет, я до сих пор в это не верю.

Продолжение здесь http://keblusek.ru/index/intervju_2018_chast_2/0-105

 







Igor Keblušek - česky
Filmová databáze online FDb.cz


Igor Keblusek - English


Iгор Кеблушек - беларускі 


Обсуждение Кино-Театр.ru 


Обсуждение Woman.ru